East European Performing Arts Platform (EEPAP) supports the
development of contemporary performing arts (dance and theatre)
in 18 countries of Central and Eastern Europe.

Танец на Фестивале отважного зрителя KioSK 2016

photo: Natália Zajačiková via Stanica Žilina-Záriečie

 

Танец на Фестивале отважного зрителя KioSK 2016

Мирослав Баллай

 

В известном культурном хабе Станция Жилина-Заречье в Словакии состоялся девятый фестиваль независимого театра и танца KioSK (28–31 июля 2016). В этом году команда драматургов сосредоточилась на главных личностях современного театра и танца в Словакии и за рубежом. Хореографы, участвующие в фестивале в этом году – Милан Козанек, Андрей Петрович, Мэтью Роджерс, Крис Леуенберг, Карин Понтье, Ева Климачкова, Антон Лахки, Яро Винярски и Петра Форнайова – представили широкий спектр разноцветных и совершенно уникальных художественных стилей.

В своем танцевальном соло «Время открыться (Восприятие)» Ева Климачкова (cie E7KA, Франция) сделала акцент на работу с чистой телесностью, ритмизировав артикуляции локтей, ступней, рук. На пустой сцене она двигалась в границах созданного на темном фоне светового квадрата. Линии движений Климачковой соответствовали драматургии читаемых во время постановки стихов Герасима Люки (французского поэта румынского происхождения). В моменты полной тишины миниатюрное тело танцовщицы подчеркивало неуловимость и тонкость образа, представляющего непрерывность жизни и смерти. Климачкова показала свою сольную медитацию художественных силуэтов (авторская концепция Лорана Голдринга) в контрасте светлого и темного (дизайн света от Янна Ле Бра). В ее минималистичной концепции светлый квадрат символизировал экзистенциальный свет, противопоставленный сфере не-бытия, несущественности и равнодушной пустоты.

Выступление чешской танцовщицы словацкого происхождения Мартины Хайдилы Лацовой также можно рассматривать как некую форму медитации. В своем впечатляющем сольном танце «L/Один из семи» словацкий хореограф Андрей Петрович поднял тему одного из семи смертных грехов – похоти (ME-SA, Андрей Петрович, Чехия). В отличие от чистой абстрактности работы Евы Климачковой, хореографическая концепция Андрея Петровича раскрыла выбранную тему гораздо более ясным способом. Благодаря своей скрытой темноте и мрачности Мартина Х. Лацова постепенно захватила контроль над сценой – так она изощренно представила экспансивность греха. Сначала танцовщица в статической неподвижности лежала между четырех ножек белого стильного стула. Это единственная, доминирующая сценическая опора выражала определенную зависимость от мужчины, а точнее – патологическую ограниченность – сосуществование с желанием. Темный обтягивающий костюм подчеркивал изгибы и женственность чувственного и хрупкого тела танцовщицы (Марош Баран). Хореограф сосредоточился на порочности смертельного греха, показывая непрерывность и монотонность темного погружения в ее пропасть. Под тяжестью разрушительной похоти, под однотонную апатичную мелодию, Мартина Х. Лацова увязла в чаще сплетений веревок и обуви – символе тщеславия похоти.

На фоне других хореографических работ выделялась постановка Милана Козанека по названием «ЧИСТЫЙ» (танцевальная компания ARTYCI/Milan Kozánek). Отсутствие сюжета, очевидно, открыло двум типологически разным танцорам – Петру Охвату и Радославу Пиоварчи – пространство для фантазии. Их выразительность актуализировала физическую пластичность, ритмичную игривость партнеров и их взаимную гармонию в кинетических взаимодействиях. По крайней мере, так можно было проинтерпретировать это произведение, в котором чистая линия образов была тесно связана с музыкальной частью. В ситуациях, напоминающих время перед тренировкой или репетицией, представленные дуэты контрастно чередовались с отчуждающими диалогами танцоров, сидящих на красных стульях на заднем плане.

Словацкий хореограф Антон Лахки, участник известной бельгийской группы Танцевальный коллектив словаков, в своей постановке «Побочные эффекты» (Anton Lachky Company) представил патологический аспект общения. Во главе демонстративно темпераментного спектакля стояла деспотическая Патрисия Роторандо, которая постоянно командовала, терроризировала и унижала трех своих танцевальных партнеров (Милан Херич, Чаба Варга и Сара Сгуотти) вербально и физически (давая им пощечины). В этом случае мы имели дело с игровым танцевальным концертом ведущей актрисы, чей шипучий, ревностный и жаждущий голос доносился из микрофона, чья мимика была комична, а исполнение – откровенно гротескно. Здесь необходимо подчеркнуть, что постановка «Побочные эффекты» – о сне главной героини, и остальные танцоры – лишь персонажи из ее сна. Деспотичная манипуляторша Патрисия Роторандо по несколько раз подряд, маниакально повторяясь, представляла их аудитории. Мы видели различные формы ее эксцентричного восприятия и видения мира, а также целенаправленное порабощение каждого индивидуума с помощью наиболее сложных средств и стратегий. В данном случае это была прогрессирующая патология психического состояния главной героини с повторными взрывами драматической природы (истерии).

В своем обновленном танцевальном соло «ButticulaФигуры дурака» словацкий танцор и хореограф Яро Винярский импровизирует, делая это ключевым элементом своей хореографической (танцевальной) манеры. Его представление – это торжество аутентичной уникальности в динамике отдельно составленных фигур с тематической сменой вариаций шута и короля.

Другие фестивальные постановки тоже демонстрировали необыкновенную атипичность. В этом году художники подняли широкий спектр нетрадиционных тем, которые часто проговариваются очень амбициозно. К примеру, танцевальная постановка Петры Форнайовой «Бал» – это политически ангажированное произведение с живыми музыкантами, видеопроекцией, а также исключительной апеллятивностью и прокламативностью жестов. Библейская тема была поднята Зузаной Какаликовой в танцевально-театральной постановке «Изгнание из Рая» (Compagnie TDU и др.), в которой автор атаковала неоправданные ограничения и пределы этой архетипической темы.

В представлении «Все прекрасное должно воспроизводиться» (театр D´Epog в Брно, Чехия) словацкий режиссер Лючия Репашска показала актуальный образ безмерного и всеобъемлющего торжества – развлечение до потери пульса.

В своей постановке «Красота и Отвращение» (режиссер Андрей Калинка) авторы из братиславской группы «Мед и пыль» [Med a Prach] открыто тематизируют сакральное измерение «театральной массы» (концерт, инсталляция, представление) с интенсивным поиском контрастов красоты и отвращения – скрытых, реальных, ценных и иногда утаенных.

Американский танцор Мэтью Роджерс и швейцарский хореограф Крис Люенберг представили публике часть новорожденного танцевального театра Желание & Дисциплина под названием «Сессии Эроса», где зрители стали предметом целенаправленного исследования отношения к наготе – естественной, простой, частично лишенной эротического акцента – и предполагаемой застенчивости ее. За исключением реального сборника интимных интерактивных встреч под названием «Сессии Эроса: Интервью один на один» (встреча обнаженного танцовщика с одним из зрителем в индивидуальном интимном взаимодействии), результатом этого почти лабораторного исследования обоих хореографов/танцоров стало публичное интервью, в котором оба танцора продемонстрировали приблизительную основу/концепцию будущего совместного проекта, посвященного наготе без табу. Художники подверглись общественному вуайеризму, в котором они искали нечто большее: избавление от наготы, от обычных наслоений сексуальных табу на антропологическом уровне, принятие тела танцора без эротического подтекста.

Можно сказать, что драматургам фестиваля удалось сконструировать разнообразную и весьма неоднородную программу из произведений современных словацких хореографов/режиссеров в Словакии и за рубежом. Организаторы испытывали терпение зрителей суммой самых экстремальных переживаний. В седьмой раз подряд (можно сказать, уже традиционно) специальная награда «POČIN» [ПОДВИГ] досталась постановке от сети независимой культуры Антена (Anténa) и Института светового дизайна. В этом году жюри (Ян Птачин, Гийом Т. Фроментин) также решило наградить искусную танцевальную работу Евы Климачковой «Время открыться (Восприятие)». KioSK стал возможностью представить Платформу современного танца (PlaST). Конечно-же, неотъемлемой частью этого летнего фестиваля были ночные афтепати, сонные утренние дискуссии и мастер-классы. В этом году значительное внимание было уделено мастер-классу бельгийского хореографа Карин Понтье (Dame de Pic, Брюссель, Бельгия), посвященному публичной презентации танца, а также воркшопу светового дизайнера Гийома Т. Фроментина под названием «Танцующее тело и свет». В сопровождающей программе фестиваля была, помимо прочего, эпическая театральная поездка к Визуальной Пирамиде, представляющей собой уникальный ленд-арт объект, созданный Юраем Габором в восхитительных природных ландшафтах сулевских скал.

Как и предполагало под-название девятого фестиваля KioSK, это событие однозначно стоило посетить, чтобы получить уникальный опыт атмосферы небольшого межкультурной острова свободы, независимого творчества и экспериментального мужества (было все, кроме рутины и скуки).