Восточноевропейская платформа перформативного искусства (EEPAP)
поддерживает развитие современного перформативного искусства
(танца и театра) в 18 странах Центральной и Восточной Европы.

Главную роль - телу

Фото: teatr.walbrzych.pl

 

Главную роль - телу

Изабелла Шиманьская

 

Сценическое движение прочно закрепилось в польских театрах. Работа танцовщика или хореографа помогает режиссеру и актерам найти способ движения персонажа, построить групповые сцены, а иногда даже создать ритм целого спектакля.

Тем не менее, нельзя отрицать, что в постановках, например, Агнешки Глиньской, (которые она готовит с танцовщицей Вероникой Пельчиньской) или Петра Чепляка (на протяжении многих лет сотрудничающего с Лешеком Бздылем), основным инструментом выражения является слово. Именно ему принадлежит главная роль.

В то же время, в творчестве молодого поколения режиссеров можно заметить изменение. Слово оказалось свергнуто. Теперь оно наравне с другими средствами выражения. Что это значит для спектакля? Он иначе на нас действует.

Это хорошо видно на примере постановки „Футболисты” (Piłkarze) варшавского Театра Многообразия (режиссер: Малгожата Вдовик, хореография: Марта Зелек). Это документальный портрет двух молодых игроков (Каспер Вдовик, Виктор Багинский). На сцене их двое, но они не одни, с ними - голос, доносящийся из-за сцены (Добромир Дымецкий). Он размышляет о героях, подсказывает вопросы, иногда на них отвечает. Как спортивный комментатор на телевидении является проводником для глаза и мысли болельщика, так и нарратор в этом спектакле ведет глаза и мысли зрителя. Благодаря этой операции спортсмены не должны рассказывать о себе словами, они используют тело, которое, как и на стадионе, является их главным инструментом выражения. Мы видим футболистов в хореографической версии тренировки, в танце под популярные песни и в сцене большей физической активности - бега до потери дыхания. Если в спектакле и появляются какие-то слова, то они проектируются на стену.

Детронизацией слова воспользовалась и режиссер Магда Шпехт в представлении „Шуберт. Романтическая композиция для двенадцати исполнителей и смычкового квартета” (Schubert. Romantyczna kompozycja na dwunastu wykonawców i kwartet smyczkowy). Этот спектакль основан на дневниках и музыке композитора Франца Шуберта. В нем участвуют как актеры Драматического театра Валбжиха, так и любители из Университета третьего возраста, и музыкальный квартет. Слова Шуберта иногда произносятся, но чаще проектируются на стены Старой шахты, в которой ставится спектакль. Все представление организовано с помощью музыки (Шуберта и современного композитора Войтка Блехажа) и сценического движения (постановка Павла Саковича), в котором есть и тверк, и бег, и скольжение по земле, и парные и сольные танцы.

Стоит обратить внимание, что как в одном, так и в другом спектакле на сцене играют любители. Причем режиссеры не требуют от них сыграть какую-то роль, или облачиться в театральный корсет, а просят показать самих себя. Ведь в теле много искренности. Тело может быть общим языком, который скроет разницу между любителями и профессиональными актерами.

В спектакле Вдовик такой инструмент удачно использован с точки зрения темы, которой является тело спортсмена. Мы узнаем, что игра блокирует тело (так же, как и инструкция, рассказывающая, как правильно обработать мяч) и что спортсмен-гомосексуалист ничего не стоит на футбольном рынке.

Как показывает спектакль Шпрехт, движение и тело позволяют показать эмоции, поскольку они (например, несчастливая любовь, одиночество, но также страх, связанный с недостатком денег) накапливаются в теле.

Такое изменение пропорции слова и других инструментов выражения интересно и заслуживает внимания. И, кажется, оно выходит за рамки нишевых экспериментов молодежи. Главную награду в конкурсе „Paradiso” IX фестиваля „Божественная Комедия” (Boska Komedia) получила Магда Шпрехт за „Шуберта…”, а значит такой способ рассказывания на сцене является коммуникативным, привлекательным и изменяет качество театра.